Развод и православие

Главное по теме: "Развод и православие" с точки зрения профессионалов. По всем возникшим вопросам просьба обращаться к дежурному юристу.

О разводе. Вопросы священнику

О разводе. Вопросы священнику

Добрый день, дорогие наши посетители!

Почему мы впадаем в искушения? Как сохранить семью, если кто-то из супругов вдруг встречает «другую» или «другого», и уже готов разрушить прежний союз? Что первое что мы должны сделать, оказавшись в таком положении, когда наша семья рушится? Каким образом можно попытаться все таки сохранить семью, от казалось бы, неизбежного развода? Как постараться улучшить ситуацию в семье? И как после развода решить трудную проблему сохранения добрых отношений между родителями и покинутыми детьми?

На данные вопросы отвечает архимандрит Георгий (Шестун):

«Нужно проявить особое терпение и мудрость. Когда кто-то впадает в искушение, то его близким посылается крепость, чтобы они вместе могли пережить трудную ситуацию.

Почему мы впадаем в искушения? Да потому, что второй из супругов зачастую неправильно себя ведет. Приходит муж с работы усталый и не встречает той заслуженной заботы, ласки, отдыха в семье. А жена тоже устала, потому что вынуждена хлеб зарабатывать. Это все раздражает, выводит человека из равновесия.

Поэтому первое, что мы должны сделать, оказавшись в таком положении, когда семья рушится: вину разделить, понять, что виноваты оба. И попытаться сохранить семью. Каким образом? Исправить свое поведение, то есть покаяться в том, что было неправильно.

Обычно мы начинаем плакать, высказывать взаимные обиды и упреки, и в результате, делаем совместную жизнь совсем невыносимой. А нужно постараться улучшить ситуацию в семье. Если дело касается мужчины, то он должен посмотреть, как хранит, содержит свою семью. Если женщины, то она должна подумать, кем она для мужа является, должна опять стать женщиной, женой.

[2]

Нужно вспомнить, почему они друг друга полюбили, и стать такими опять – ласковыми, покладистыми, красивыми. Человек тоже ведь не разом бросает все и уходит, он долго не решается, и не надо подталкивать, а нужно сделать все, чтобы сохранить семью, создать в доме приятную атмосферу, чтобы были радость, покой, любовь. Это требует мудрости и большого напряжения сил. Но самое мудрое – не упрекать, не искушать, не вспоминать, а простить, покаяться и в первую очередь самому исправляться.

Сохранившие семью обычно понимают ее драгоценность. Муж и жена через год, два, три могут сказать: «Какое счастье, что мы не наделали глупостей…».

Развод не лишает ни одного из родителей прав отцовства и материнства. В мистическом, духовном плане этого ни один закон не может лишить. А от разумности людей зависит, как складываются отношения после развода; во всяком случае, отец не должен лишать своих детей попечения, если дети остаются с матерью, и должен за них молиться. А мать должна, по-прежнему, хранить, воспитывать и развивать своих детей.

Безнравственно, конечно, не допускать отца или мать к ребенку. Из сердца нельзя вычеркивать своих родных.

Развод — это испытание и для детей. И они тоже должны достойно вести себя – не судить родителей. Бог — судья отцу и матери. Такой пример в Священном Писании есть. Сына звали Хам. И он не то что осудил, он просто немножко посмеялся, увидев наготу отца. Нарицательное имя…

Нельзя быть хамом в отношении родителей. Нужно смиряться, молиться, любить, чтить, в каком бы состоянии родители ни находились. Это Богом дарованные тебе люди. У детей не бывает власти, но своей любовью они могут сохранить семью. Когда ребеночек обнимает одной ручкой маму, другой – папу, нужно иметь очень жестокое сердце, чтобы решиться на развод. А случается, что дети помогают семье распадаться, когда ко всем трудностям, которые бывают между мужем и женой, еще добавляется невоздержанность детской жизни, непослушание».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Православная семья перед соблазном развода

Редко случается, чтобы человек принимал решения один раз, на всю жизнь. Жизнь не стоит на месте, меняется, из-за чего ситуативная тактика выглядит предпочтительной. Сейчас уже кажется странным, чтобы человек, например, мог отработать на одном месте тридцать-сорок лет подряд. Обычная строка в биографии людей старшего поколения. И уж совсем фантастично смотрятся примеры эмигрантов первой волны, которые за десятилетия жизни за границей не сменили российского паспорта. Даже если Родина отреклась от них, они не желали совершать акта символического отречения от Родины и просить о чужом гражданстве. Цена такой верности была велика, статус перемещённых лиц ограничивал возможности. Зато это помогало им внутренне, ограждая от окружающего меркантильного настроения и укрепляя в годины испытаний. Даже в преклонные годы эти наши соотечественники сохранили благородство лиц и строгую выправку.

Нечего говорить, что разводный сценарий, легальный и витающий в воздухе чуть ли не с первых месяцев, сам выступает как фактор, направляющий развитие семейных отношений к разводу. Идеи материализуются, ссоры и неприятности вкладываются в копилку разводного менталитета. Остаётся дождаться времени, когда сумма на условном счету «против» превысит депоненты на счету «за», означающем, как правило, разного рода неприятности от раздела имущества, объяснений с детьми, извещения родных и знакомых о нежелании проживать вместе. После этого существование семьи обессмысливается.

Самыми частыми причинами разводов считаются несовместимость супругов и слабая подготовленность к семейной жизни. Но в прошлом даже более проблематичным парам удавалось ужиться. Поэтому более точным объяснением будет зависимость от разводного стереотипа. Верность, долг, исполнение заповедей присутствуют на периферии, но не оказывают решающего действия на поведение и эмоции. Узнавая недостатки в своей половине, человек против смысла устремляется к развенчанию представления о святости и ценности брака, к освобождению от условностей, нивелировке понятий о должном, запретах, правилах, самодисциплине…

На весь период семейной реабилитации муж и жена должны исключить споры по поводу семейной иерархии. Иногда кризис пытаются выправить, подчеркивая главенствующую роль мужа. Это ошибочный подход. В прошлом жизнь общества поддерживала тезис о приоритете мужского начала, и отношения иерархии воспитывались естественным образом. Сегодня восстановление семейной иерархии требует чётко осознаваемых усилий с обеих сторон. Мужчине необходимо на практике подтвердить свою способность выполнять главенствующую роль, в то время как женщина-христианка должна научиться противостоять идеологии эмансипации. Семейная иерархия складывается лишь при благоприятном развитии отношений и это необходимо помнить. При недостатке доверия и уважения проблематично настаивать на послушании одного из супругов другому.

Существуют два распространенных стереотипа, которые могут сорвать процесс нормализации семейной ситуации. Согласно одному из них, отношения в браке оправдываются любовью, и брак без любви утрачивает ценность. При этом любовь разные люди определяют по-разному и в соответствии с собственными представлениями. Парадокс, но иногда человек инициативный, взявший на себя основную заботу о семье, вызывает раздражение и обвинения в отсутствии любви со стороны более инертного и эгоцентричного супруга. В контексте эгоцентризма любовь представляется, в основном, как соответствие личным желаниям. Любовь обязательно должна присутствовать во взаимоотношениях супругов. Но выдвигать любовь как условие существования брака безрассудно, пока понимание любви не очищено.

Читайте так же:  Взыскание алиментов на усыновленных детей

Вторая ложная установка гласит, что при определённых условиях «брак фактически уже мёртв и развестись лучше, чем вместе мучиться». Несмотря на прагматизм современности, отношения мужчины и женщины составляют тайну. «Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице» (Прем. 30, 18-19). Никто не может сказать, когда брак кончается. Случается, что супруги обнаруживают взаимное притяжение через многие годы, после повторных попыток создать новые семьи. Безусловно, в иные моменты отторжение и обиды затмевают разум, желание освобождения отягощает отношения. Но такой острый кризис развился не вдруг. Он мог быть предотвращён, не имей один или оба супруга намерения следовать дальше за своим раздражением и, напротив, преследуй они с самого начала твёрдую цель сохранения брака.

Наглядным примером разводной психологии служит публикация на портале «Православие и мир» статьи А. Гальпериной, которая с первых строк шокирует читателя смелостью и диковинным богословием: «Я развелась с мужем. И благодарю Бога за это». Автор намеревалась сказать: «счастлива и довольна», но паче чаяния использовала церковный эвфемизм. «Благодарю Бога». Разводы – это, вообще-то, не совсем по Божественному ведомству.

Ни редакция портала, ни автор не дают объяснений, комментариев от лица священника либо психолога. Ощущение от написанного – вполне героическое. Человеку, который только что привел свой брак к обрушению и ещё не остыл от борьбы, дан карт-бланш обобщать, обличать, причём не отдельных лиц, но всю Церковь. Симптомы «разводного синдрома»: байронизм, декадентские скепсис и эстетизм, агрессивная самозащита. Несложно понять, для чего Анна обращается к теме обесценивания, девальвации евангельских принципов. Необходимо каким-то образом оттенить собственные поступки – пренебрежение евангельским: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф, 19, 6). Но как тогда автор представляет жизнь, в которой позволяется игнорировать Слово Божие, прямые Христовы заповеди? Этого нельзя уяснить из статьи. Крик души остаётся криком, означающим потерю ориентиров. Высокая плата за личную независимость. Согласись мы идти по указанному пути, в скором времени христиане без стеснения будут говорить окружающим: «Я решила сделалать аборт», «Я отказалась от ребёнка-инвалида», «Я эвтаназировала бабушку», «Я намерен свести счёты с жизнью», «Я полюбил мужчину и благодарю Бога за это».

Конфликт личных интересов не исключителен. «Мешать жить» могут не одни только постылые муж и жена. Есть много других жизненных драм и сложных ситуаций, способных поставить в тупик эгоцентричную душу, — раздражать, производить отчаяние, заставлять оправдываться, чтобы в конечном итоге, не мытьём, так катаньем выторговать для себя освобождение, ценой даже нравственного преступления. В эпоху всеобщей девальвации не остаётся иного, как всеми силами противостоять девальвации в себе самом. Насколько бы избитыми, старыми ни казались аксиомы терпения и жертвенности, именно ими держится наша жизнь.

♀♂ Гостиная для друзей

Популярные публикации

Последние комментарии

О разводе.Православие

Вы знаете, я, наконец, понял почему мне так приятно общаться с православными людьми: )

Потому что они не боятся говорить о таких вещах, о которых большинство боится даже задумываться. Многим людям действительно больно и страшно обсуждать эти вопросы. Проще уйти от них, забыться. Но проблема-то никуда не денется, как не прячь голову в песок.

Согласно определению Поместного собора 1917-1918 годов, поводами к расторжению брака в Русской Православной Церкви могут быть:

1. Отпадение от Православия (право просить суд о разводе принадлежит супругу, остающемуся в Православии).

2. Прелюбодеяние и противоестественные пороки.

3. Неспособность к брачному сожитию (если она началась до брака и не обусловлена преклонным возрастом; дело возбуждается не ранее чем через два года со времени совершения брака; если неспособность явилась следствием намеренного телесного повреждения после совершения брака, развод дозволяется).

4. Заболевание проказой или сифилисом.

5. Безвестное отсутствие (не менее трех лет; два года — если пропавший супруг находился на войне или плавал на судне).

6. Присуждение одного из супругов к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния.

7. Посягательство на жизнь и здоровье супруга или детей (нанесение тяжких увечий… или тяжких угрожающих жизни побоев… или важного для здоровья вреда).

8. Снохачество, сводничество и извлечение выгод из непотребств супруга.

9. Вступление одного из супругов в новый брак.

10. Неизлечимая тяжкая душевная болезнь, устраняющая возможность продолжения брачной жизни.

11. Злонамеренное оставление супруга другим супругом, если оно делает невозможным продолжение брачной жизни.

Согласно Основам социальной концепции РПЦ «в настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа» (ст. 10.3).

Причина номер один: смерть

В Православной Церкви брак может быть прекращен по двум основным причинам.

Первая — смерть одного из супругов. В этом случае брак прекращается физически и овдовевший супруг может вступить в новый брак по изволению, данному апостолом Павлом (см. 1 Кор. 7: 8-9). Вторая причина — это измена святым клятвам брака, прелюбодеяние. В этом случае брак прекращается юридически. Разводом в строгом смысле слова можно называть все то, что следует из второй причины. То, что проистекает из первой причины — смерти одного из супругов или пропажи без вести, — правильнее называть прекращением брака.

В результате накопления исторического опыта Церковь сформулировала на основании двух первоначальных причин ряд других, исходя в своем отношении из принципа икономии — снисхождения и милости к людям. К смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшийся супруг признается вдовцом и не обязан томиться дальше в безнадежном ожидании. Точно так же смотрели на невиновного супруга в случае осуждения другого супруга на каторжные (пожизненные, как правило) работы.

Однако, определяя причины для разводов, Церковь исходит из того, что все вышеперечисленные поводы являются для одного из супругов только возможностью, а не требованием. В Российской империи при осуждении к ссылке в Сибирь невиновному супругу обязательно ставился вопрос, не желает ли он последовать в ссылку за осужденным. Сам отказ уже расторгал брак, после чего для этого супруга мог наступить новый . Жены декабристов, например, могли воспользоваться своим правом и потребовать расторжения брака, однако, как мы знаем, некоторые этого не сделали. И сейчас, если муж прощает измену жены или жена готова жить с супругом, больным СПИДом, то ни о каком разводе речи быть не может.

Читайте так же:  Срок обжалования приказа об увольнении в суде

Конечно, идеалом является только первый брак, который несет на себе печать Таинства, во образ уникального союза Христа и Церкви (см. Еф. 5: 23-33). Второй брак, строго говоря, не является уже Таинством — сам чин второго брака не радостный, а покаянный, — но не исключает супругов из церковной общины. Мы знаем, что апостол Павел даже на брак вдовиц смотрел не очень благосклонно. Но к ак апостол позволяет в виде снисхождения к немощи второй брак вдовцу, так же дозволяется новый брак и этим, условно говоря, вдовцам, потерявшим навсегда своих супругов.

Расширительное толкование измены

В своем определении причин для развода Церковь всегда исходила из слов Христа о том, что единственная причина для развода — прелюбодеяние (см. Мф. 19: 9) . Однако в истории Церкви понятие измены имело разные степени. Так, в VI веке в Византии прелюбодеянием считалось, например, если жена провела ночь вне дома своего мужа или родителей. И такая историческая условность была принята всем церковно-гражданским обществом того времени: «Так поступать не стоит, ибо квалифицируется как прелюбодеяние».

Из расширительного толкование измены выводится ряд других причин для развода. К измене приравнивается, например, если муж понуждает свою жену к прелюбодеянию. Еще одна причина для развода, которая выводится из нарушения самих клятв при вступлении в брак — о взаимной любви и верности, — если один супруг покушается на жизнь другого. Сюда же можно отнести тяжкие побои и издевательства. Кроме того, муж имеет право подать на церковный развод, если жена сделала аборт или имеет непреклонную волю этот аборт сделать. Симметрически можно сказать, что и жена имеет право просить развода, если муж принуждает ее к аборту.

Заболевание сифилисом, проказой, СПИДом указываются как возможные причины для развода потому, что их наличие делает супружескую близость между супругами невозможной. Конечно, брак возможен и без близости, но в таком случае он будет опираться на согласие здорового супруга. Если согласия нет, то Церковь, снисходя к его слабости, не имеет морального права его заставлять, потому что физическая близость является одной из важнейших составных частей брака. При этом не нужно путать неспособность к физической близости и неспособность к деторождению. Бесплодие не является уважительной причиной для расторжения брака.

Развод по взаимному согласию?

Однако сегодня самая распространенная формулировка причины развода — развод по взаимному согласию. В императорскую эпоху истории Церкви, которая длилась от Константина Великого до 1917 года, такой развод был возможен, только если он совершался ради более высокого нравственного идеала. То есть если муж и жена после развода вступали в монастырь и если они при этом они обеспечивали своих детей наследством. Правда, и в поздней Византии были прецеденты, когда разводили и по непреодолимой взаимной ненависти, то есть когда супруги заявляли о том, что они не могут больше терпеть немощи друг друга. Такие разводы известны из практики известнейшего церковного канониста XIII века архиепископа Димитрия Болгарского.

Конечно, такая причина для развода свидетельствует о глубокой христианской незрелости или о полном расцерковлении.

С одной стороны все понятно и очевидно.Однако лично мне с детских лет развод супружеских пар казался немыслимой, вселенской катастрофой, которую очень сложно, почти невозможно пережить. Так я и думал, будучи десятилетним мальчонком: «Лучше умереть, чем пережить развод». Причем тогда я под смертью не имел в виду самоубийство. Верующим я тогда не был, но представлял себе какой-то легкий и быстрый вариант смерти, вроде сердечного приступа.

Хочу сразу оговориться: мои родители были в браке лишь однажды: друг с другом. Венчали их, правда, весьма зрелом возрасте, когда обоим было около сорока.

В семье моей жены –аналогичная история, только ее родители венчались сразу, еще в советское время.

Меня Бог миловал: в моей жизни не было расторгнутых браков. Я прожил в браке с моей супругой Дарьей восемь лет и до сих пор счастлив, что встретил ее. Это не значит, что у нас не было испытаний: они были. Однажды я прочитал статью на тему: по каким причинам чаще всего происходят разводы. Я был поражен: все упомянутые в статье проблемы, приведшие к разводу, наличествовали в нашей семье. Не было лишь измены и смерти ребенка.Правда, был выкидыш. И о расставании речь не шла, хотя жизнь нас била, что называется, не по-детски. И я отчетливо понял, что развод происходит всегда по одной-единственной причине:из-за недостатка любви. А если точнее — отсутствия Духа Любви в семье. И вступающие брак зачастую не отдают себе отчет, что любовь, которую они обрели, сама их встреча — эта Божья Милость, которая им дана отнюдь не по их достоинствам, а как шанс, как испытание. Мало обрести любовь, надо ее еще удержать. Ее необходимо беречь,а значит заботиться друг о друге, прощать друг другу, жертвовать чем-то ради друг друга.

Почему многие остаются одинокими и так и не вступают в брак? А они изначально не способны удержать этот дар Любви, они заранее не проходят это, пожалуй,самое большое испытание в жизни, поэтому Бог его им и не дает. Нас испытывают лишь на то , к чему мы готовы.

Видео (кликните для воспроизведения).

Но ведь не у всех есть те самые духовные силы, чтобы удержать любовь: откуда такая несправедливость?-может возмутиться читатель. И будет частично прав. Не у всех нас достаточно сил, чтобы сохранить любовь. У большинства их слишком мало-отсюда столько разводов. Но есть одна сила и имеющаяся у очень многих возможность сделать брачные узы крепче. Это, конечно, таинство венчания.

Я был поражен одной фразой, сказанной священником моему брату во время совершения этого обряда. Отец Александр тогда сказал:

«У нас всех, в общем и среднем очень мало духовных и душевных сил, чтобы справится с теми испытаниями и искушениями, которые неизбежно предстоят любому человеку в браке. Но благодаря таинству венчания Бог по воле супругов освящает их отношения, и у супругов появляются духовные силы, чтобы пройти все испытания и преодолеть все искушения». Добавить просто нечего.

Читайте так же:  Какие необходимы документы на развод с ребенком

А развод…Развод-это безоговорочная капитуляция, констатация собственной обесточенности и бессилия. Именно поэтому это так грустно.

Я желаю вам, дорогие читатели, и те, которые находятся в браке, и те, кто еще не нашел свою суженую, и тем, кто, к сожалению, не прошел этого испытания в своей жизни. У нас всех, пока мы живы, есть шанс обрести и сохранить любовь.

И в этом вопросе я желаю вам счастья и помощи Божьей.

Как Церковь относится к разводам?

Это вторая часть слайдов об отношении Церкви к браку. Читать первую часть.

Какие есть поводы для развода?

Как такового церковного развода не существует. С точки зрения Церкви в определенных ситуациях брак может быть признан недействительным или утратившим каноническую силу.

Какой брак Церковь может признать недействительным?

Правящий архиерей может признать недействительным венчание, которое совершили, не зная о препятствиях к нему или намеренно, зная о них . Исключение: если у венчания были препятствия, которые может преодолеть благословение архиерея; если один из венчанных не достиг брачного возраста, при условии, что к моменту обнаружения факта брачный возраст уже наступил или в таком браке родился ребенок.

Также церковный брак могут признать недействительным, если один из супругов заявит о неспособности другого к брачному сожительству по естественным причинам, наступившим до брака, которые не были известны заявителю и при этом не связаны с преклонным возрастом. Такое обращение в епархии могут принять не раньше чем через два года после регистрации брака. Этот срок не обязателен в случаях, когда неспособность супруга несомненна.

Где узнать полный список препятствий к церковному браку?

Полный список препятствий к церковному браку можно прочитать в документе «О канонических аспектах церковного брака», который принят на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 29 ноября — 2 декабря 2017 года.

Какой брак Церковь может признать утратившим каноническую силу?

Согласно церковным канонам брачный союз прекращается со смертью одного из супругов: «Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти за кого хочет, только в Господе» (1 Кор 7:39). При жизни супругов брак должен сохраняться. Существуют обстоятельства, при которых Церковь признает брак утратившим каноническую силу:

Церковь осуждает повторный брак?

Нет, но для него нужно благословение духовника или архиерея. Церковь может благословить в отдельных случаях даже третий брак, а вот четвертый — нет, венчать супругов уже нельзя.

Какие условия для повторного брака?

Второй брак по умолчанию разрешается невиновному супругу. Супругу, брак которого был расторгнут по его вине, второй брак разрешается после покаяния и выполнения епитимии (церковное наказание). В исключительных случаях, когда допускается третий брак, срок епитимии увеличивается.

Где можно получить церковный развод?

Церковный развод получить нельзя, но можно получить решение о признании церковного брака утратившим каноническую силу. Оно принимается «в епархии по месту фактического проживания супругов. В случае проживания супругов в разных епархиях вопрос должен рассматриваться в той епархии, где проживает супруг, инициирующий развод» (из документа «О канонических аспектах церковного брака»).

А «развенчаться» можно?

Нет. Такого понятия, как развенчание, не существует. Нельзя отменить таинство. Церковь просто дает благословение на повторный брак.

Брак в Православии: Развод

Упорство католицизма в вопросе о юридической нерасторжимости брака, полного запрета на развод и второй брак при жизни супруга все еще остается предметом споров. Православная позиция по этому вопросу очень часто определяется простым противопоставлением католицизму. Но правильно ли заявить, что «Православная Церковь допускает развод»?

Традиционная позиция католицизма и канонические правила о разводе и второбрачии основываются на двух посылках: 1) брак является контрактом, юридически нерасторжимым для христиан; 2) брачный контракт касается только земной жизни, и, следовательно, он расторгается со смертью одной из сторон.

Православный же подход к этому вопросу определяется другими, совершенно отличными посылками:

1) Брак — это таинство, заключающееся в священническом благословении членов Тела Церкви; как любое таинство, брак относится к вечной жизни в Царстве Божием и, следовательно, не прерывается со смертью одного из супругов, а создает между ними, если они того пожелают и если это дано им (Мф. 19, 11), — вечную связь.

2) Как таинство, брак — не магическое действие, а дар благодати. Участники его, будучи людьми, могут ошибиться и просить о благодати брака, когда они еще не готовы принять ее или сделать ее плодотворной.

По этим причинам Церковь допускает, что благодать могла быть «не воспринята», и позволяет расторжение брака и второй брак. Конечно, Церковь не поощряет второбрачия, даже, как мы увидим, второбрачия во вдовстве — по причине вечного и неразрывного характера брачной связи; Церковь лишь допускает второй брак, когда в определенных случаях находит его лучшим решением для человека.

Хорошо известно осуждение развода, высказанное Христом: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала было не так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует (Мф. 19, 8–9; ср. 5, 31–32; Мк. 10, 2–9; Лк. 16, 18) [15]. Но возможность развода из–за прелюбодеяния и слова Апостола Павла о том, что жена. может развестись с мужем (1 Кор. 7, 11), ясно показывают, что Новый Завет не понимает под неразрывностью брачных уз абсолютного запрета на человеческую свободу. Эта свобода предполагает возможность греха и его последствий; в конечном счете грех может расстроить и брак.

Однако нигде в Новом Завете определенно не разрешается второй брак после развода. Апостол Павел, допуская возможность второго брака для вдовствующих, в то же время крайне отрицательно относится ко второму браку между разведенными: А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей (1 Кор 7, 10–11).

Как понимает Церковь это утверждение? Отцы Церкви в огромном большинстве своем вслед за Апостолом Павлом осуждали любую форму второбрачия, будь то брак после вдовства или после развода. Афинский философ из неофитов Афинагор, автор «Апологии христиан» (ок. 177 г .), как бы выражает мнение всех отцов древней Церкви, когда особо говорит о втором браке разведенных из–за «прелюбодеяния», подчеркивая, что «тот, кто освобождается от своей первой жены, даже если она умерла, нарушает супружескую верность в определенной скрытой форме» (Р 6, кол. 968). Но Церковь никогда не относилась к Евангелию как к системе принудительных юридических предписаний человеческому обществу. Евангелие должно быть принято обществом как абсолютная необходимость, как залог наступления Царства; оно предполагает постоянную борьбу личности с грехом и злом, но оно никогда не низводится до понятия кодекса юридических обязательств или обязанностей.

Читайте так же:  Готовая характеристика с места работы в суд

Таким образом, в христианской империи допускались разводы и повторные браки. Законы христианских императоров, особенно Константина, Феодосия и Юстиниана, определили различные юридические основания, по которым допускались развод и второбрачие. Мы не можем перечислить их все в этой книге. В целом они были достаточно снисходительны. До закона императора Феодосия II( 449 г .), запретившего развод, последний был результатом взаимного согласия сторон. Вновь развод был разрешен Юстинианом II в 556 году и отменен только в VIII веке. Развод с правом вступления во второй брак допускался не только по причине супружеской неверности, но и из–за политической измены, умышленного убийства, исчезновения из семьи на пять лет и более, доказанного обвинения в прелюбодеянии и, наконец, как результат пострижения одного из супругов в монахи [16].

Никто из отцов Церкви не осуждал эти императорские законы за подрыв христианских принципов. Они понимали неизбежность этих законов. Императоры, подобно Юстиниану I, искренно стремились к созданию такого законодательства, которое согласовалось бы с христианскими идеалами. Формулируя тот или иной закон, императоры не чуждались компетентного совета епископов и богословов. Зачастую эти советники противились императорской воле, если она посягала на православие; но с законодательством о разводе они соглашались. Это законодательство нашло отражение в сочинениях многих Отцов. «Тот, кто не может хранить целомудрие после смерти первой своей жены, — пишет святой Епифаний Кипрский, — или кто развелся со своей женой на таких достаточных основаниях, как блуд, прелюбодейство или другое злодеяние, если он берет другую жену или если жена выходит за другого замуж, божественное Слово не осуждает его, не отлучает от Церкви или жизни; Церковь терпимо относится к этому, вследствие его слабости» («Против ересей», 69, Раз. 41, кол. 1024 С — 1025 А).

Разрешая разводы. Церковь, однако, бесчисленное множество раз разъясняла людям зло развода. Терпимость к государственным законам о разводах и на Востоке, и на Западе была терпимостью к «неизбежному злу».

Была ли то снисходительность или капитуляция? Конечно, первое. Церковь всегда оставалась верна нормам новозаветного откровения: только первый и единственный брак благословлялся Церковью во время Евхаристии.

Мы уже видели, что второй и третий браки вдовствующих заключались только путем гражданской церемонии и предусматривали церковное покаяние от одного до пяти лет с отлучением от причастия. После указанного срока брачная пара вновь рассматривалась как полноправный член Церкви. Повторные браки после развода требовали более продолжительного покаяния, в течение семи лет. «Тот, кто свою законную жену оставляет и берет себе другую, виновен в прелюбодеянии, по слову Господа». Установлено правилами Отец наших, что такие должны быть в разряде «плачущих» в течение года, два года в числе «слушающих чтения Писаний», три года в «припадающих» и в седьмой год стоять с верными, и таким образом быть допущенными впредь к Причащению» (Шестой Вселенский Собор, правило 87).

Существовало, безусловно, большое число дополнительных моментов, связанных с различием между виновной в разводе стороной и невиновной; на практике пастырская «икономия» Церкви бьша более снисходительной, чем приведенный текст. Однако разведенным по причине прелюбодеяния приходилось долгое время (в соответствии с евангельским текстом) быть отлученными от верных Церкви и пребывать в храме среди «плачущих», «слушающих» (т. е. тех, кто слушал Священное Писание, но не допускался к таинствам) и «припадающих» (т. е. тех, кто был обязан в определенные моменты богослужения становиться на колени, в отличие от верных, имевших право в это время сидеть или стоять).

Церковь, следовательно, никогда не «признавала» развода и не «давала» его; развод всегда рассматривался как серьезный грех. Но Церковь всегда видела свою задачу в спасении грешников, давала им возможность исправиться, всегда была готова допустить их в число верных после покаяния.

И только после Х века, получив от императоров монополию юридической регистрации браков и определения их законности. Церковь была вынуждена «давать разводы» в соответствии с гражданским законодательством Римской империи, а впоследствии — других стран. Новое положение привело к утрате верующими представления об уникальности брака по христианскому учению. Церковный брак и церковный развод сделались пустой формальностью, внешним юридическим фактом, незаконными с точки зрения строгой христианской этики.

Я бы предложил нашим церковным властям, основываясь на Священном Писании и церковной традиции, прекратить давать «разводы» (которые с недавнего времени стали совершаться в гражданских судах) и вести дела, связанные с разрешением на вторые браки. Такие разрешения должны были бы сопровождаться определенными формами покаяния (в соответствии с каждым индивидуальным случаем) и дарованием церковного благословения по чину «второго брака». Подобное изменение сделало бы положение нашей Церкви более определенным и дало бы возможность плодотворнее совершать свое служение проповеди, руководства и духовного врачевства.

15. Заметьте, что текст, касающийся развода по причине «нечистоты», основан только на Евангелии от Матфея. В словах самого Христа нет запрещения развода, как говорится об этом у евангелистов Марка и Луки.

Развод по-христиански?

Иудеям был разрешен развод «по жестокосердию», в Евангелии Христос единственной причиной для развода называет прелюбодеяние. Однако в Православной Церкви есть целый перечень причин, по которым дозволяется разводиться. Почему? Отвечает иерей Димитрий ПАШКОВ, старший преподаватель кафедры истории Церкви и канонического права ПСТГУ, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном Селе.

Согласно определению Поместного собора 1917-1918 годов, поводами к расторжению брака в Русской Православной Церкви могут быть:

1. Отпадение от Православия (право просить суд о разводе принадлежит супругу, остающемуся в Православии).

2. Прелюбодеяние и противоестественные пороки.

3. Неспособность к брачному сожитию (если она началась до брака и не обусловлена преклонным возрастом; дело возбуждается не ранее чем через два года со времени совершения брака; если неспособность явилась следствием намеренного телесного повреждения после совершения брака, развод дозволяется).

[3]

4. Заболевание проказой или сифилисом.

5. Безвестное отсутствие (не менее трех лет; два года — если пропавший супруг находился на войне или плавал на судне).

Читайте так же:  Понятие процессуальных сроков и их значение

6. Присуждение одного из супругов к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния.

7. Посягательство на жизнь и здоровье супруга или детей (нанесение тяжких увечий… или тяжких угрожающих жизни побоев… или важного для здоровья вреда).

8. Снохачество, сводничество и извлечение выгод из непотребств супруга.

9. Вступление одного из супругов в новый брак.

10. Неизлечимая тяжкая душевная болезнь, устраняющая возможность продолжения брачной жизни.

11. Злонамеренное оставление супруга другим супругом, если оно делает невозможным продолжение брачной жизни.

Согласно Основам социальной концепции РПЦ «в настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа» (ст. 10.3).

Причина номер один: смерть

В Православной Церкви брак может быть прекращен по двум основным причинам. Первая — смерть одного из супругов. В этом случае брак прекращается физически и овдовевший супруг может вступить в новый брак по изволению, данному апостолом Павлом (см. 1 Кор. 7: 8-9). Вторая причина — это измена святым клятвам брака, прелюбодеяние. В этом случае брак прекращается юридически. Разводом в строгом смысле слова можно называть все то, что следует из второй причины. То, что проистекает из первой причины — смерти одного из супругов или пропажи без вести, — правильнее называть прекращением брака.

В результате накопления исторического опыта Церковь сформулировала на основании двух первоначальных причин ряд других, исходя в своем отношении из принципа икономии — снисхождения и милости к людям. К смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшийся супруг признается вдовцом и не обязан томиться дальше в безнадежном ожидании. Точно так же смотрели на невиновного супруга в случае осуждения другого супруга на каторжные (пожизненные, как правило) работы.

Однако, определяя причины для разводов, Церковь исходит из того, что все вышеперечисленные поводы являются для одного из супругов только возможностью, а не требованием. В Российской империи при осуждении к ссылке в Сибирь невиновному супругу обязательно ставился вопрос, не желает ли он последовать в ссылку за осужденным. Сам отказ уже расторгал брак, после чего для этого супруга мог наступить новый . Жены декабристов, например, могли воспользоваться своим правом и потребовать расторжения брака, однако, как мы знаем, некоторые этого не сделали. И сейчас, если муж прощает измену жены или жена готова жить с супругом, больным СПИДом, то ни о каком разводе речи быть не может.

Конечно, идеалом является только первый брак, который несет на себе печать Таинства, во образ уникального союза Христа и Церкви (см. Еф. 5: 23-33). Второй брак, строго говоря, не является уже Таинством — сам чин второго брака не радостный, а покаянный, — но не исключает супругов из церковной общины. Мы знаем, что апостол Павел даже на брак вдовиц смотрел не очень благосклонно. Но к ак апостол позволяет в виде снисхождения к немощи второй брак вдовцу, так же дозволяется новый брак и этим, условно говоря, вдовцам, потерявшим навсегда своих супругов.

[1]

Расширительное толкование измены

В своем определении причин для развода Церковь всегда исходила из слов Христа о том, что единственная причина для развода — прелюбодеяние (см. Мф. 19: 9) . Однако в истории Церкви понятие измены имело разные степени. Так, в VI веке в Византии прелюбодеянием считалось, например, если жена провела ночь вне дома своего мужа или родителей. И такая историческая условность была принята всем церковно-гражданским обществом того времени: «Так поступать не стоит, ибо квалифицируется как прелюбодеяние».

Из расширительного толкование измены выводится ряд других причин для развода. К измене приравнивается, например, если муж понуждает свою жену к прелюбодеянию. Еще одна причина для развода, которая выводится из нарушения самих клятв при вступлении в брак — о взаимной любви и верности, — если один супруг покушается на жизнь другого. Сюда же можно отнести тяжкие побои и издевательства. Кроме того, муж имеет право подать на церковный развод, если жена сделала аборт или имеет непреклонную волю этот аборт сделать. Симметрически можно сказать, что и жена имеет право просить развода, если муж принуждает ее к аборту.

Заболевание сифилисом, проказой, СПИДом указываются как возможные причины для развода потому, что их наличие делает супружескую близость между супругами невозможной. Конечно, брак возможен и без близости, но в таком случае он будет опираться на согласие здорового супруга. Если согласия нет, то Церковь, снисходя к его слабости, не имеет морального права его заставлять, потому что физическая близость является одной из важнейших составных частей брака. При этом не нужно путать неспособность к физической близости и неспособность к деторождению. Бесплодие не является уважительной причиной для расторжения брака.

Развод по взаимному согласию?

Однако сегодня самая распространенная формулировка причины развода — развод по взаимному согласию. В императорскую эпоху истории Церкви, которая длилась от Константина Великого до 1917 года, такой развод был возможен, только если он совершался ради более высокого нравственного идеала. То есть если муж и жена после развода вступали в монастырь и если они при этом они обеспечивали своих детей наследством. Правда, и в поздней Византии были прецеденты, когда разводили и по непреодолимой взаимной ненависти, то есть когда супруги заявляли о том, что они не могут больше терпеть немощи друг друга. Такие разводы известны из практики известнейшего церковного канониста XIII века архиепископа Димитрия Болгарского.

Видео (кликните для воспроизведения).

Конечно, такая причина для развода свидетельствует о глубокой христианской незрелости или о полном расцерковлении.

Источники


  1. Курскова Г. Ю. Политический режим Российской Федерации. Теоретико-правовой аспект; Юнити-Дана, Закон и право — Москва, 2008. — 296 c.

  2. Михайленко, Е. В. Менеджмент в юриспруденции / Е.В. Михайленко. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, МОДЭК, 2012. — 280 c.

  3. Тарский, А. Введение в логику и методологию дедуктивных наук / А. Тарский. — М.: [не указано], 2014. — 694 c.
  4. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Том 2 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 895 c.
  5. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья / ред. И.М. Кузнецова. — М.: Олимп, 2016. — 608 c.
Развод и православие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here